А.Панов  ПОКОЦАHHАЯ ПАМЯТЬ 


“Они не только не выражают эту музыку, они не выражают ничего вообще.” Айседора Дункан 


17.03.2005 в 19.00 в Эрмитажном театре 

 Премьера балета “Разрубленная память” 

 на музыку 7-ой симфонии Д. Шостаковича “Ленинградская” 

 балетмейстер Александр Кондратюк. 


Представление началось с продолжительной, прерывавшейся бурными аплодисментами, вступительной речи, в которой г-н Кондратюк долго и настойчиво перечислял всех, кому он так сильно благодарен за создание выдающегося творения. Шостаковича так же, кажется, не забыл упомянуть. Про сам спектакль особо не распространялся. Это всё показалось несколько странным. А ведь должно было, в самом деле, основательно насторожить. Очень скоро всё, тем не менее, прояснилось. И уже в самой первой части “балета”. Нашему пристальному взору, как оказалось, был представлен не художественный объект, а очередная дежурная, приуроченная к очередной дате, лакированная профанация. На фоне совершенных древнегреческих скульптур, в интерьерах проходящей в Эрмитаже выставки, посвящённой танцу прошлого, нам презентовали некую дерзкую пародию на танец настоящего. В стилистике “живых пирамид” из начала прошлого столетия, с тем же старанием и усердием, но вовсе без того былого юмора, да ещё и с неимоверной многозначительной помпой, юные гимнастки из Ленинградского областного колледжа культуры и искусства, выстраивали на сцене вычурные акробатические конструкции. Осуждать гимнасток за это, конечно же, рука не поднимется, тем более что как сказала одна из наших девочек, десяти лет отроду, ранее занимавшаяся чем-то подобным: “Мне говорят, я и прыгаю”. Почему и зачем - задумываться они не обязаны. Для этого есть много другого народа. Идея же хореографии была примерно такова - что умеем, то и танцуем. Умели бы танцевать чечётку, танцевали бы её под Шостаковича, не принципиально. Главное, посвятить всё это 60-летию Победы, найти хороших спонсоров и надёжных покровителей из числа вице-губернаторов. А что уж там представлять на сцене - совсем не важно. Общее впечатление от хореографического рисунка навевало печальные мысли о психомоторной дисфункции. Это так, если бы у человека на носу сидел комар, больно жалил, но вместо того, чтобы смахнуть его, человек стучал бы себя животу и беспрестанно повторял: “Как хороши, как свежи были розы”. Зрелище жалкое, но многих из зрителей оно очевидно восхищало. Последнее, собственно, и не удивительно, если учесть, что большую часть зрительского зала заполняли родители и знакомые выступавших на сцене. Количество же участников впечатляло - практически четверо взрослых солистов из Эрмитажного театра и около пятидесяти человек привлечённого кордебалета. И кто из родителей не порадуется за своё обожаемое чадо, “парящее” на подмостках Эрмитажного театра? Творчество это, конечно, было весьма своеобразным. Особо, во всей красе предстал детский хореографический коллектив “Конфетти” Центра творчества Приморского района. Детки, в непонятных бело-зелёных укороченных боди, со вполне понятными красными тюрбанами на голове, явно символизировавшими красные маки, многократно выбегали на сцену, “для мебели” усаживались совсем не на долго в рядок и склоняли свои головки. Умилительно чрезвычайно, хотя и не совсем ясно - почему именно маки, якобы являющиеся воплощением мира, а не, допустим, гвоздики, вроде бы как символизирующие Победу? Может потому, что без маковой соломки создание подобных спектаклей не обходится?.. Костюмирование действа - это, конечно, особая лебединая песня. Художник по костюмам потрудилась на славу. Акробатические костюмы у солисток, с полупрозрачными эротическими вставками, цирковыми блёстками и клешёными брюками, почему-то женское белое боди у солиста мужчины, нечто революционно чёрно-красное у старшей группы кордебалета, причём мужская часть опять же была в акробатических костюмах, и, наконец, эти самые “маки” в младшей группе кордебалета. Такой эклектики не приходилось видывать даже в мюзик-холле, тем более что там обычно не пытаются задвигать такую патетику. Так, вот, горы рождают мышей. Техническое обеспечение спектакля было, конечно же, на высоте. Фонограмма, правда, немного “бухала”, но световому обеспечению Эрмитажного театра можно бесспорно позавидовать. Свет роскошный, всё управляется от компьютера, световая партитура насыщенная и динамичная. Если бы ещё прожектора время от времени не направлялись в зал, в глаза зрителей, то всё и вовсе было бы безупречно. В общем, и целом, нашему вниманию было представлено некое социо-культурное явление, изучать которое, однако, необходимо не искусствоведам, а шарлатанам-маркетологам. Как из пустышек делать грандиозные и вычурные “монументы”, оставляя при этом пустышки вовсе не тронутыми художественной и творческой мыслью. Всё это, безусловно, в старых и добрых традициях питерских порядков времён царского и после царского правления. Едва ли кто не помнит о Потёмкинских деревнях, а про советское время, про банкеты тов-ща Романова в стенах Эрмитажа, и говорить тут нечего. Финал представления не так, чтобы порадовал, но ввёл в состояние некоторого лёгкого экстатического шока. Всем зрителям в зале преподнесли по бокалу шампанского! Такого раньше ещё нигде, как будто и не было. О банкете, который был заявлен после окончания спектакля, трудно что-либо сказать, не посетив его, но понятно дело, что и тот был на высоте. В итоге, по форме получился верный образчик бесцеремонного китча и оголтелой конъюнктуры, а, по сути, вышло глумление над танцем, глумление над балетом, глумление над театром, глумление над культурой, глумление над великой датой Победы, глумление над памятью о погибших в этой войне людях. Хотя, чего уж тут, в самом деле, удивляться, если и вообще, в целом, всей этой страной правят подонки без совести и чести... Предстоящее празднование победы нам это ещё множество раз покажет. Что там, понимаешь, какая-то священная память, когда идёт такое обильное финансирование... Грабь награбленное. Выживает сильнейший. Кто успел, тот и съел. Можно и не лаять, караван всё равно идёт. Международный гуманитарный проект “Во имя мира” продолжит своё фейерическое шествие по планете. В дальнейшем гастроли по России, Германии, Японии, Англии, Франции, США. Всё хорошо, прекрасная маркиза. И напрасно г-н Владимир Киселёв, директор Дворца творчества юных, кручинится о возникновении гитлерюгенда в Петербурге. Разве есть в этом что-то удивительное и неожиданное? Разве можно воспитывать детей на изощрённых образцах цинизма и лицемерия, а затем удивляться неэффективности подобного “патриотического” воспитания? Разруха ведь не в клозетах, а в головах. Кручинясь о разрухе, не забудьте, уважаемые, прежде постукать себя по своей же голове.